Nadine (northen_elf) wrote,
Nadine
northen_elf

Как всё разрешилось. :))

День Икс прошёл под девизом "К такому жизнь меня не готовила".

Началось всё с того, что мне так лихо вынесли мозги требованиями перестать быть такой глупой чёрствой эгоисткой, думающей о каком-то там своём душевном равновесии и комфорте, и сдаться-таки в дородовое отделение, что мне пришлось идти на компромисс: в роддом лечь, но сбегать оттуда ночевать. Итак, в 8 утра я оказалась в палате дородового отделения роддома №4. Роддом оказался стареньким, но чистеньким... и ужас каким холодным - отопление ещё не дали, так что на улице в верхней одежде было теплее, чем в палатах и коридорах в халате.
С каждым часом роддом разочаровывал всё больше и больше. Для начала акушеры-гинекологи с подозрением всматривались в мои справки от офтальмологов и тянули песню про то, что не может же быть при такой миопии разрешения рожать самостоятельно. (Офтальмологи ведь гораздо хуже акушеров-гинекологов разбираются в том, целая сетчатка у беременной женщины или нет). Потом осмотрели мне шейку матки с таким энтузиазмом, что удивительно, как это от искр, вылетавших из моих глаз, роддом не сгорел к хуям. (Точнее, одна докторша проводила осмотр, вторая стояла за моей спиной и ехидно тянула: "А как же ро-о-оды?"). После осмотра докторша поставила меня в известность, помахав перед моим лицом окровавленной перчаткой, что у меня с этого момента будет мазня сукровицей, ну бывает. Потом сказали, что у меня ещё миома матки и потенциально крупный плод, поэтому в сочетании с "показанием" к кесареву сечению по зрению не желаю ли я таки лечь под нож? На этом моё общение с докторшами было закончено, я пошла уминать казённый завтрак (бутер с маслом, химическая сосиска и фирменный больничный чай с сахаром и ароматом тухлого веника; интересно, а составители больничных меню вообще в курсе, что народная привычка перебиваться на завтрак сытной и питательной нихуяшечкой с чаем - это нифига не здоровое питание вообще-то?).
Потом я пошла мёрзнуть в палату. Начал ныть живот. "Тренировочные схватки пошли" - подумала я. Ноющая боль сменилась режущей. "Ебать как хорошо мне шейку матки осмотрели" - подумала я, изо всех пытаясь читать "Отца Горио" и не разрыдаться от злости на себя (глупую чёрствую эгоистку, которая ради сохранения душевного равновесия таки решила сдаться в дородовое, чтобы семейство не выносило ей мозги, и вот теперь меня в этом самом дородовом так деликатно осмотрели, что, похоже, чего-то мне повредили). На всякий случай я пыталась отследить интервал между приступами режущей боли внизу живота - вдруг это схватки я так ощущаю, хотя вроде бы они должны ощущаться по-другому, а не как ржавый гвоздик, царапающий изнутри мочевой пузырь. И интервалы между приступами были нерегулярными, и сами приступы по продолжительности варьировались. Так я промаялась до вечера (побеспокоила меня только медсестра, поставив капельницу с антибиотиком), потом решительно и незаконно побежала домой. В качестве оправдания на случай поимки меня врачами у меня была припасена веская причина - без тёплой одежды я тут дубу дам. (А ещё мне дико хотелось жрать - ужин в роддоме был в пять вечера всего лишь, дополнительной кормёжки не полагалось (товарищи составители больничных меню! правило "не есть после шести" действительно только в том случае, если ложиться спать в девять вечера!)
Из больнички меня забрали свёкры. Заехали в супермаркет (свёкрам надо было забить холодильник на ближайшие пару дней, мне - набрать какого-нибудь перекуса в больничку). В супермаркете меня продолжало прихватывать всё так же нерегулярно, но более сильно. Дома тоже прихватывало, всё с такими же нерегулярными интервалами от 20 минут до 1 минуты. Тем не менее, я со Славой каким-то образом посмотрела фильм и сожрала большую тарелку домашнего "Цезаря" с курицей. Слава периодически косился на меня и мою слегка страдальческую рожу с подозрением и с вопросом, уверена ли я, что это ещё не ОНО САМОЕ). Я пыталась засекать время, результаты свидетельствовали о том, что это всё в лучшем случае тренировочные схватки.
А ночью у меня отошли воды. Как мне показалось - отошли все сразу. Бурно возрадовавшись, мы быстро оделись, позвонили Славиному папе и поехали в роддом. В роддоме из меня продолжили выливаться воды, пока я бегала по этажам, относила Славиному папе ненужные в послеродовом отделении вещи и уносила нужные (предполагалось, что баулы в родильное отделение понесёт Слава, но сотрудники роддома потребовали, чтобы Слава пока сидел в холле и не рыпался). В родильном блоке я снова заикнулась о том, что рассчитываю на партнёрские роды и спросила, когда мужу можно будет сюда пройти. "А зачем тут вам муж нужен?" - возмутилась акушерка. "Потолки, блять, побелить!" - подумала я про себя и огласила капитанско-очевидный ответ: "А у нас партнёрские роды". "Муж хоть понимает, что его ждёт? Он знает, что ему придётся тут увидеть?" - продолжала возмущаться акушерка. "Да что вы, он думает, что мы тут на единорогах кататься будем!" - съехидничал внутренний голос, а наружный продолжал выжимать всё возможное из навыка "разговор с идиотом". "Естественно, понимает. Мы и на курсы ходили специально". Акушерка почти сдалась: "Ну ладно. Но только пусть он всё равно сидит и ждёт пока мы вас тут осмотрим".
На полминуты я успокоилась, потом до меня стало ме-едленно доходить, что в родильном блоке, сука ЕЩЁ ХОЛОДНЕЕ, чем было днём в дородовом отделении. Если в дородовом было холодно в основном в коридорах, то в родблоке колотун стоял и в родильных залах тоже. Прихватывало меня до сих пор нерегулярно и тип боли всё так же был похож на сильную резь в мочевом пузыре, а не на волнообразный пиздец по всему животу. (Но резь в мочевом пузыре - тоже не оргазмические ощущения, в общем-то).
Впрочем... в сочетании дикой зажатости организма от лютой холодрыги, приступа боли и очередного осмотра шейки матки это таки было почти похоже на пиздец. Чтобы сходство было более полным, акушерка, пытаясь затолкать в меня руку ещё поглубже, требовала, чтобы я немедленно перестала дышать обезболивающим дыханием (которое ведь отвлекало так, что можно сказать, что оно помогало!), а то ей меня осматривать неудобно. Заодно она ругалась, что ж это я не сказала о том, что у меня роды начались, сразу же, как только меня начало прихватывать, и терпела до того момента, когда у меня воды начали отходить. "Потому что чёт как-то не хотелось мне с вашей карательной гинекологией сталкиваться раньше времени," - виновато пробормотал внутренний голос, а внешний что-то заливал про нерегулярность схваток и " чёт я думала, что они тренировочные..." Впрочем, врачей (к акушерке присоединилась ещё одна докторша) от этого словесного недержания отвлекали хреновые показатели КТГ, которые навели их на мысль о том, что ребёнку в данный момент как-то не очень и у него, кажется, гипоксия, так что мне стали настойчиво предлагать экстренное кесарево сечение, напирая на то, что мужу пора бы валить домой, никаких партнёрских родов не будет, если только я не совсем идиот и не буду геройствовать и отказываться. Поскольку к тому моменту от холода, усиливающего болевые ощущения, я ошизела настолько, что взяла и согласилась. Все эти осмотры шейки матки и схватки меня не смущали, т.к. меня до этого момента грела мысль о том, что врачи от меня отцепятся, зато Слава в родзал, наконец, прорвётся. А вот к ебучему холоду, от которого я стучала зубами на весь родблок, и, собственно, такому нежеланию персонала пускать в родзал Славу, я готова не была. Позвонила Славе, сказала, что многоденег за семинар по подготовке к партнёрским родам, необходимые Славины анализы и курсы этого самого чудо-дыхания потрачены абсолютно зря ему, увы, придётся ехать домой. Оказалось, ему уже успели это сказать (подозреваю, ещё до того, как я дала письменное согласие на операцию).
И не была я готова к тому, что в операционной окажется ЕЩЁ холоднее, чем в родзале. На схватки было уже плевать (за исключением схватки, в момент которой в меня впендюрили мочевой катетер - выбрали момент-таки!), а от мороза трясло так, что внутренний голос подумывал о том, чтобы попросить анестезиолога не париться с подготовкой и просто шарахнуть меня чем-нибудь тяжёлым по голове. В голове мелькнула мысль, что за пять часов до операции я нажралась салата, а это, видимо, не шибко хорошо. Я осторожно поинтересовалась у персонала насчёт того, не повредит ли мне полный ЖКТ; оказалось, что нажраться салата пять часов назад - это всё-таки "натощак", хотя врача удивило, почему это мне приспичило нарушать больничный режим и жрать в одиннадцать ночи. Потом перед моим лицом мелькнула, наконец, маска для общего наркоза и я с восторгом отключилась.
А вот включилась обратно уже без восторга, зато с ощущением себя персонажем какого-то нуарного фильма: перед глазами всё плывёт, во рту чудовищная сухость из-за заложенного носа, задница мёрзнет в луже собственной кровищи, всё остальное просто мёрзнет, шов болит и ноет, скукожиться в согревающую позу эмбриона нельзя из-за капельницы в руке и мочевого катетера сами понимаете где. По палате интенсивной терапии бродила и что-то искала одна из докторш, которая присутствовала на операции, которую я зачем-то пинговала вопросом: "Здесь кто-нибудь есть?" Пинг удался, и меня таки накрыли одеялом с подогревом.... положив мне на живот ЛЕДЯНОЙ, сука, компресс. Потом докторша ушла, выключив свет, уровень нуарности происходящего возрос ещё в два раза. Пить хотелось дико, и возле меня на тумбочке даже стояла бутылочка воды, которую я припасла в родзал - но напиться не получилось, т.к. с заложенным носом и в горизонтальном положении головы я чуть было не захлебнулась этой водой. Пришлось пытаться заснуть. Получалось плохо - из-за холода, боли и вынужденного лежания в одном положении. Потом для полной радости зазвенел будильник в смартфоне. Смартфон валялся в одном из моих пакетов, пакеты стояли далеко от кровати, поэтому песню с будильника мне пришлось прослушать 3,5 раза подряд, 5 минут спустя ещё раз 3,5 раза подряд, и потом ещё раз, и ещё раз... Всё это время я пинговала родильное отделение всё тем же дурацким вопросом: "Есть здесь кто-нибудь?", - но безуспешно - главным образом потому, что сил кричать не было. Наконец, будильник звонить перестал. Потом я, кажется, таки заснула, наступило утро. Компресс с меня сняли, наконец, чудодейственная сила одеяла с подогревом начала действовать, и избавившая меня от компресса медсестричка подсобила мне ещё и тем, что выудила из моих вещей капли для носа (причём даже не по моей просьбе - я ей пожаловалась на чудовищную сухость во рту и на невозможность напиться воды из-за заложенного носа, а она спросила, есть ли у меня с собой капли и предложила из достать). Для большего счастья меня ещё и покормили супчиком и жить стало чуть лучше и веселее. Зашла докторша, осматривавшая меня ещё в родзале - рассказала, что у ребёнка было двойное тугое обвитие пуповиной, так что с ЭКС все подсуетились вовремя.
Потом в палату привели девушку, у которой КС было запланировано. Осмотрели (судя по её страдальческим стонам, тоже с энтузиазмом), укатили в операционную, через непродолжительное время прикатили обратно, ещё через некоторое время принесли ей ребёнка и дали покормить. "Ты уже чужих детей наблюдаешь, а свою тебе так и не показали, сволочи," - вздохнул внутренний голос. Заодно подумал о том, что чего-то никакого эйфорического состояния у меня не наблюдается. Вроде такой день, такой день, а всё, что испытываю я - это сплошной физический и моральный дискомфорт. А девушка на соседней кровати плакала от восторга.
Потом случилось небольшое счастье - меня перевели в послеродовое отделение. Дочку обещали вечером привезти на кормление. Ко мне успела заскочить мама, но внучку не застала. Я уж подумала, что по врачебным меркам, должно быть, считаюсь слишком ушатанной для того, чтобы мне можно было живого ребёнка доверять, но часов в восемь Знакомство Года таки состоялось. :)) Дочку даже забирать не стали, когда убедились, что я в состоянии её кормить.)
Подводя итоги: если то, что я принимала за тренировочные схватки, было реальными схватками, то начался весь процесс где-то в час дня 17 октября; закончился в 04:15 утра 18 октября появлением дочки Вики (3160 вес, 52 рост, 7-8 по АПГАР). В процессе родовой деятельности я успела свинтить из дородового отделения, побегать по супермаркету, два раза пожрать, поглазеть "Марсианина", подремать, вернуться в роддом.  Выписались из роддома 24 октября, первые 10 дней материнства - полёт пока нормальный. Всё ещё немножко хожу буквой зю (но хоть вставание с кровати перестало быть похоже на героический подвиг!), 10 кг, набранные за беременность, парадоксальным образом исчезли полностью (что странно - живот ещё не совсем втянулся, в груди прибавилось почти 2 размера, откуда тогда убыло? о_О).
Дочка получилась похожей на папу - такая же смуглая, темноволосая, с намечающимися кудряшками и так же любит воду и банные процедуры.))
Tags: и хочется весь мир обнять, семейство дятловых
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments